Рассуждения о весенней охоте.


Февраль, природа в ожидании солнечных теплых дней, капели и весенней распутицы. У мужской, да зачастую и не только, части населения, которая неравнодушна к духу приключений, общению с природой, оружию, начинается нервное напряжение. В душе которых остались незабываемые чувства удовлетворенности от добытых трофеев, особенно когда они были во вкусно приготовленном виде на столе, в кругу семьи, друзей или просто знакомых. И их дегустация производилась под интересный рассказ, именуемый в простонародье охотничьей байкой.
В сознании которых всплывают воспоминания о прошлых охотах и мечты о будущих. Имя этой категории людей охотники. Себя отношу к категории охотников со школьных лет, когда мой родной дядя, в те времена председатель охотничьего коллектива, и мой отец, взяли меня на утиную охоту. Наверное, лет двенадцать мне тогда было. Восторга и радости было столько, что воспоминания, об этом событии не давали мне покоя долгое время. Путешествие на «монстре» по проходимости, автомобиле ЛУАЗ, до места охоты. Лучи рассвета и пенье первых птиц. Мое стремление быстрее выбежать на берег озера, посмотреть, где же те заветные утки, и тихий, отрезвляющий голос моего дяди: «Сынок, не спеши в тишине». Этими словами я и руководствуюсь, все время, на охоте, рыбалке, в поисках грибов  или просто находясь в лесу. Уток мы не добыли, но с охотничьего ружья мне выстрелить дали. Это и была охотничья, поучительная байка.
Так вот, ощущения предвесеннего, нервного напряжения тяжело передать словами. Не прикрытое волнение, руки тянутся к охотничьему снаряжению, оно начинает перебираться, чиниться, делаться новое. Поправляются профиля и чучела, модернизируются маскировочные сетки и халаты. Охотничьи собаки, проживающие вместе с хозяином охотником, мечутся по жилищу, сходя с ума то от звуков утиного кряканья, гусиного переклика, извлекаемых из залежавшихся духовых инструментов, это хозяин занимается их «продувкой». Все «домашние» при этом высказывают слова неодобрения, и просят, в лучшем случае идти на улицу. Так происходит и со мной, о чем и хочется поделиться с понимающими меня людьми. Достаю с полок в гараже свой маскировочный комплект, сделанный их старой маскировочной армейской сетки и мешковины. Хорошо зарекомендовали себя старые, сборные дуги от палатки. Это укрытие послужило мне добрую службу на протяжении многих лет.
Поскольку все мое снаряжение изрядно поистрепалось, решил его модернизировать и сделать многофункциональным. Поскольку, на гусиных охотах, всегда по возможности стараюсь закопаться в землю. Дуги от палатки ставлю сверху, и они служат для поддержания маскировочной сетки, расстояние между дугами подбирается такое, чтобы охотник мог свободно встать с ружьем и произвести выстрел. Как правило окоп капается на двоих. Поскольку расстояние между дугами гусем просматривается, приходится накрываться дополнительно сеткой или мешковиной, что не совсем удобно, когда нужно высунуться из окопа и произвести выстрел. Сетка сковывает движения, цепляется за пуговицы, ружье. Принять решение выполнить реконструкцию «скрадка», оборудовав его откидной крышкой.
Как это выглядит, и что получилось, расскажу в следующих публикациях.
Не остаются без внимания и непосредственно профиля. Достаю их, просушиваю, как всегда не хватает несколько опорных ног. Начинаешь мудрить, как лучше их восстановить из подручного материала. Начинаю так же репетицию с манками. Начинать заново, вспоминать правила подманивая, непосредственно на охоте, дело не благодарное. Гусь все подвохи слышит издалека. Поэтому нужно потренироваться, прекрасно, если вы это будете делать вместе с теми охотниками, с которыми будете на охоте. Разноголосое звучание двух, трех и более манков, дают прекрасные результаты.
Ни пуха Вам, ни Пера.

Фотография из интернета.